Абхазия в объективе Смотреть фото
Система Orphus

Юрий Николаевич Воронов

Юрий Николаевич Воронов родился 8 мая1941 г. Юрий Николаевич – представитель одной из ветвей древнего дворянского рода Вороновых, берущего свое начало в XVI в. Прадед Юрия Воронова, Николай Ильич Воронов был крупным ученым в области географии. Николай Ильич в течение многих лет занимал пост председателя Кавказского отдела Императорского Русского Географического общества, был издателем «Известий Императорского Русского Географического общества», а начиная с 60-х годов XIXв. также являлся редактором-издателем газеты «Кавказ» и «Сборника сведений о кавказских горцах».

Будучи человеком неравнодушным ко всему, что происходит в мире, а также страстным борцом за справедливость и равноправие, Николай Ильич стал одним из сподвижников А.И.Герцена, Н.П.Огарева, М.А.Бакунина и Н.Г.Чернышевского, за что был на год заточен в стены Петропавловской крепости. Царское правительство планировало отправить ученого в ссылку в Сибирь, но, в связи с резким ухудшением здоровья, было принято решение выслать Н.И.Воронова в Абхазию. Так в небольшом горном селе Цебельда впервые появилась семья Вороновых.

Дом Воронова всегда был полон книг, а среди гостей семейного поместья встречались практически все самые видные деятели науки и политики того времени как из Абхазии, так и из России.

Неудивительно, что дети Н.И.Воронова, выросшие в подобной атмосфере, продолжили дело отца и также стали крупными учеными. Сын Николая Ильича, Юрий Николаевич стал крупным ученым-ботаником. Ему принадлежат несколько весомых открытий в данной области,   38  растений носят имя Ю.Н.Воронова. За выдающийся вклад в проведение земельной реформы в Абхазии Юрию Николаевичу было пожаловано поместье в селе Цебельда.

Юрий Николаевич Воронов, полный тезка своего деда. Мать Юрия Воронова, археолог по образованию, привила сыну страсть к этой науке и необыкновенное трудолюбие. Будучи еще ребенком, в возрасте 4 лет, Воронов начинает вместе с матерью участвовать в раскопках древних могильников на территории родного села. Школьником Воронов уже собирает свою первую коллекцию артефактов (свыше 1000 предметов древности), ставшую впоследствии одной из «жемчужин» Абхазского государственного музея.

Находки юного археолога настолько заинтересовали ученых, что в Цебельдинской долине решено было провести масштабное археологическое исследование. В нем приняли участие ведущие специалисты в области истории, краеведения и археологии не только Абхазии, но и России. На равных с опытными учеными работал и молодой Юрий Воронов.

Впоследствии Ю.Н.Воронов опубликует несколько научных работ, посвященных раскопкам на могильниках древних апсилов. Его труды высоко оценят специалисты. В частности, его книга «Тайна Цебельдинской долины», была переведена на английский и французский языки и рекомендовалась в качестве учебного пособия студентам ведущих вузов европейских стран.

Археолог О. Бгажба отмечает: «…Плиний Старший первым сообщил о племенах апсилов, населявших территорию Абхазии, от которых берет свой корень самоназвание абхазов – «апсуа». Юрий Николаевич с помощью раскопок самого большого в Причерноморье могильника Цибилиум (более 500 захоронений) углубил на 300 лет наши знания об апсилах после упоминаний Плиния Старшего о них, ибо археологом был выявлен второй ярус (II в. до н.э.) этого могильника…»

Давая оценку исследованиям древней цебельдинской культуры, результаты которых были опубликованы в книге  Воронова,  А. К. Амброз пишет: «…Первые достаточно полные публикации появились в 1970—1971 гг. Историк 3. В. Анчабадзе, автор вышедшей в Сухуми в1959 г. книги «Из истории средневековой Абхазии (VI—XVII вв.)», располагал только отрывочными данными письменных источников. Последующие работы археологов В. Л. Леквинадзе, М. М. Трапша, Г. К. Шамбы, М. М. Гунбы уже раскрыли отдельные детали интереснейшей картины. Но нарисовать цельный образ забытой цивилизации Цебельдинской долины, древней Апсилии, удалось только Ю. Н. Воронову…» В работе над книгой «Тайна Цебельдинской долины», Ю.Н.Воронов проявил себя не только как серьезный ученый и талантливый писатель, но и как художник – все иллюстрации в книге были выполнены самим автором.

Научные достижения.

В1985 г. Воронов получает степень доктора наук. Отношения между Грузией и Абхазией в те времена были достаточно напряженными, поэтому Воронов защищался в Москве. Защита диссертации, посвященной теме «Восточное Причерноморье в железном веке (вопросы хронологии и интерпретации памятников VIII в. до н.э. – VIII в. н.э.)» продлилась 6 часов! Председателем комиссий был сам академик Б. Рыбаков. На работу Воронова из Тбилиси  пришло целых 12 т.н. «черных» отзывов, но это не смогло помешать ученому получить заслуженное признание коллег.

По возвращении в родную Абхазию Ю. Воронов начинает работать в Абхазском Институте языка, литературы и истории им. Д. Гулиа. В это время ученый делает несколько важных открытий в истории и археологии края. Научное наследие Воронова насчитывает свыше 500 работ и 30 монографий.

К сожалению, свыше двух с половиной тысяч страниц многолетних научных исследований ученого были безвозвратно потеряны, когда во время грузино-абхазской войны грузинские оккупанты сожгли здание Института.

Характеризуя научную деятельность Ю.Воронова О Бгажба отмечает, что «…В своих исследованиях Юрий Николаевич следовал трем заповедям, которые Марк Тулий Цицерон (106 – 43 гг. до н.э.) оставил историкам: воздержаться от лжи, не утаивать правды, не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии и в предвзятой враждебности…» В своей статье, посвященной очередной годовщине смерти ученого, О. Бгажба, среди наиболее ярких достижений Ю.Воронова, выделяет следующие:

«Ю. Н. Воронов определил для Восточного Причерноморья и сопредельных территорий на основе памятников Абхазии наиболее узкую границу перехода бронзового в железный век, составил наиболее объективные для своего времени, в основном пригодные и ныне, хронологические схемы для памятников урартского, скифского, античного (ранняя и поздняя античность), византийского времени, нашел ключ к датировке (VI в.) широкого круга раннехристианских церквей и ранневизантийских крепостей Причерноморья типа Цебельдинского археолого-архитектурного комплекса.

Им была открыта и раскопана неолитическая стоянка Лемса (Цебельда), зафиксирован, обмерен и зарисован ряд ранее неизвестных науке дольменов.

Юрий Николаевич всегда объективно отстаивал автохтонность абхазского народа – по крайней мере с III тыс. до н.э.

Он не был согласен с тем, что в Восточном Причерноморье в ранней (Колхидское царство) и поздней (Лазское царство) античности существовали государства в полном смысле этого слова. Самую раннюю полнокровную абхазскую государственность в регионе Юрий Николаевич связывал с Абхазским царством (VIII-X вв.).

Он дифференцировал эллинистическую керамику Абхазии на местную, греческую и «местную» греческую, в то время как все исследователи выделяют по сей день только местную и привозную. Юрий Николаевич проследил на материалах Цибилиумского могильника начало и динамику процесса христианизации древнеабхазского населения. Фактически, как показывают материалы, она произошла с запаздыванием почти на 100 – 150 лет от официального принятия христианства в регионе в 30 – 50-е гг. VI в. (похожее наблюдалось в Древней Руси после X в.). Он выделил абхазо-аланскую школу церковной архитектуры в рамках византийского, а не грузинского, зодчества периода Абхазского царства, за это ему специальным указанием тогдашнего секретаря ЦК КПСС по идеологии М. Суслова запретили печататься в московских издательствах. Он первый обошел, описал и нанес на карту вместе с сотнями башен всю Келасурскую (Великую Абхазскую) стену –160 км.

Его «Археологическая карта Абхазии» более 40 лет является настольной книгой для любого археолога.

Ю. Н. Воронов идентифицировал три ответвления Великого шелкового пути, проходившие через Абхазию (Абасгию, Апсилию, Мисиминию) в VI – VIII вв.

Им было по-новому, в положительном историко-культурном аспекте рассмотрено значение генуэзской колонизации в XIII – XV вв.

Юрий Николаевич участвовал под руководством академика Б. Пиотровского в раскопках урартского города-крепости Тейшебаини (Кармир-блур в Армении), был руководителем отряда Северокавказской археологической экспедиции (СКАЭ) ИА АН СССР и Цебельдинской археологической экспедиции (Цебельда стала его своеобразной Троей).

С Ю. Вороновым с удовольствием общались и консультировались по археологии и истории Абхазии и Кавказа такие известные ученые, как Б. Пиотровский, Е. Крупнов, В. Марковин, В. Кузнецов, О. Джапаридзе, Я. Боузен, Д. Бранд, Дж. Хьюитт и др.

Он один из основных авторов учебного пособия «История Абхазии», выдержавшего два издания – в 1991 и 1993 годах. Он читал лекции студентам АГУ, Сорбонны (Франция), Кембриджа (Англия), Генуи (Италия), Варны (Болгария).

Во время Отечественной войны народа Абхазии (1992—1993 гг.) через свою «Белую книгу», опубликованную еще до окончания войны, а также через многочисленные статьи и выступления в СМИ России и других государств, он поведал миру об этой жестокой войне. Ю. Н. Воронов был в тот период депутатом Парламента и одной из наиболее ярких и авторитетных политических фигур в Абхазии. Он последовательно боролся за права абхазского народа, участвовал в переговорном процессе по урегулированию конфликта. Юрием Николаевичем составлены многие, принятые затем проекты законов и положений по культуре и науке (например, по поручению Первого Президента Абхазии В. Ардзинба он готовил проект Положения и Устава АНА)».

Подводя итог, хочется подчеркнуть, что даже беглого взгляда на перечень достижений Ю.Н.Воронова достаточно, чтобы понять, какой неоценимый вклад он внес в развитие науки Абхазии и становление абхазского государства.

В феврале 1995 года Ю.Н.Воронов был назначен вице-премьером Республики Абхазия. Столь  высокая должность послужила итогом многолетней научной, творческой, политической деятельности ученого.

11 сентября 1995 года, спустя полгода с момента назначения на должность вице-премьера, в сухумскую квартиру по улице Сахарова, где Ю.Воронов проживал с семьей, позвонили двое. Дверь открыл хозяин дома. И тут же был расстрелян. Исполнители убийства были задержаны в тот же день, но заказчикам удалось скрыться на территории Грузии. Следователи, занимавшиеся расследованием этого дела, назвали его «политическим убийством». Смерть Юрия Николаевича стала тяжелым ударом и поистине всенародной трагедией. Хоронили его, как хоронят самых близких родственников, А покоится он в центре города, у стен Государственного исторического музея… Его именем названа одна из центральных улиц Сухума.