Абхазия в объективе Смотреть фото
Система Orphus

Альфред Алексеевич Колаковский

Богатой своей удивительной флорой Абхазии повезло на учёных-энтузиастов, профессионалов своего дела, с небывалым рвением изучавших растительный мир этой страны. Уголок дикой и пленительной природы, Абхазия зачаровывает путешественников и исследователей, решающих посвятить себя полностью этому краю. Не стал исключением и Альфред Колаковский, человек больших способностей и необычайной работоспособности. Если жизнь Николая Альбова, неустанного естествоиспытателя, вложившего максимум сил в изучение флоры Абхазии, пронеслась с молниеносной скоростью, то Альфред Алексеевич стал долгожителем в научном мире. Редко о ком можно сказать, что труд осеняет светом повседневные дела и дни человека, но Колаковский был таким.

«Король альпийской флоры» родился в Киеве, в1906 г., в семье служащего. Получение им систематического образования началось с классической гимназии в Кутаиси, куда он переехал вместе с родителями. Школу он оканчивает уже в Кировобаде (Азербайджан), и в1924 г. становится студентом сельскохозяйственного факультета политехнического института в Тбилиси. Любовь к передвижению и активному образу жизни, как видно, можно отметить уже в юные годы будущего учёного. Ещё учась на втором курсе, Колаковский проявляет интерес к ботанике, и во время каникул посвящает себя ботаническим исследованиям, работая в экспедициях, изучающих растительность Закавказья, под руководством академика А. Гроссгейма. Результатом его работы стала публикация ряда статей и очерков, обладающих не студенческим, а истинно профессиональным характером обобщения практического и теоретического материала. После этого, в 1926 году, он становится членом ВБО (Всесоюзного ботанического общества). Блестяще окончив институт в1930 г., он начинает свою рабочую деятельность в сельскохозяйственных учреждениях Азербайджана. В середине 30-х годов он решает принять участие в экспедиции Д. Сосновского, имевшей целью изучить горные пастбища Абхазии, и решение это оказывается судьбоносным.

Как вспоминал сам учёный, впервые он поднялся на горные вершины Большого Кавказа вместе со своим другом Арменом Долухановым. Молодых людей, близких по духу и интересам, охватил восторг от зрелища роскошных лугов альпики, по которым до них не ступала нога человека, от разнообразия видов и форм растительной жизни, но экспедиция эта далась не так просто. Несмотря на то, что пастбища остались далеко внизу, на друзей напали оводы, от которых невозможно было спастись. Но стойкие учёные решили завернуться в одеяла, оставив открытыми лишь глаза и кончики пальцев, чтобы, не теряя времени, записывать все свои наблюдения. Мало того, работа на невероятной крутизне так увлекла энтузиастов, что они не только не отвлекались на жужжание насекомых, но и позабыли о беге времени. Устроиться ночевать удалось на единственном обнаруженном горизонтальном участке, всего около метра шириной, да и то рядом с обрывом. Завернувшись в бурки и обложившись для безопасности со стороны обрыва камнями, парни тут же «выключились». В таком режиме они дуэтом проработали несколько суток, зато результаты работы и сборы растений чрезвычайно удовлетворили естествоиспытателей. На обратном пути из лагеря Альфреда и Армена поджидало ещё одно испытание – разлившаяся после прошедшего внизу дождя река перегородила путь. Словно островок надежды исследователям попался упавший поперёк потока ствол бука, по которому, словно альпинисты, обвязавшись верёвками, удачно перешли учёные. Опасная и одновременно результативная экспедиция стала решающей для Альфреда Алексеевича. В 1934 году, получив предложение работы от директора АбНИИКа Арсения Хашба, Колаковский вместе со своей семьей переезжает в Абхазию, Сухум. До конца своих дней он остался верен своей второй родине, он покидал её всего на месяц-два в год, только для того, чтобы оставаться в центре научной жизни, работая на симпозиумах и в библиотеках.

В Сухуме он возглавляет абсолютно все работы по ботаническому исследованию Абхазии. Нельзя сказать, что на то время флора Абхазии была пристальным объектом изучения исследователей, тем не менее сюда наведывались такие известные ботаники, как Н.Альбов, А. Гроссгейм, А. Кузнецов, Д. Сосновский, Ю. Воронов (дед нашего известного современника). Тем важнее была осуществляемая А. Колаковским деятельность, тем нужнее была систематизация и обобщение всего имеющегося материала. Альфред Алексеевич составил карты растительности каждого пастбища в Абхазии, которое учёный посетил лично, обобщил их в карту с указанием названий. Неутомимо проходя сотни километров горными тропами Абхазии, он со своими коллегами скрупулезно изучил флору Рицинско-Ауадхарского заповедника, описал новые виды реликтовых и эндемичных (встречающихся лишь в данной местности) растений, что позволило ему подготовить четырёхтомник «Флора Абхазии». С этой работой он побеждает на конкурсе молодых учёных, и получает премию. Всего за долгую жизнь Альфред Алексеевич опубликовал около 200 научных трудов, из которых 20 – капитальные монографии.

В 1939 году Колаковский организовывает стационар на вершине Ах-Аг, с целью улучшения альпийских пастбищ. В 1945 он становится заведующим отделом ботаники Сухумского ботанического сада, а в 1947 – защищает докторскую диссертацию по фитоландшафтам Абхазии и их истории. Оптимистично глядя в будущее, он продолжал работать, и в 1947 году разработал методику сохранения Пицундской сосновой рощи. Именно он решил создать гербарий колхидской флоры, 40 тысяч листов которого со временем были внесены в список ценнейших гербариев. Колаковский вспоминал, как его давний друг Долуханов, продолжая работу Кузнецова и Альбова, смог доказать, что в Абхазии с древнейших времен до нашего времени сохранился уникальный океанический муссонный климат, благодаря которому сохраняются покрытосеменные растения. Кроме Абхазии, такое явление можно наблюдать ещё лишь в 2 точках земного шара: в Восточной Азии и Америке. Следовательно, Колхида, и в частности, Абхазия – это регион, в котором ещё можно наблюдать исторический процесс развития флоры всей Земли, именно поэтому было так важно собрать и сохранить для потомков гербарий колхидской растительности, большую часть которого он чудом смог спасти во время пожара здания Сухумского Ботанического сада.

Альфред Алексеевич нашёл в Абхазии, вслед за Николаем Альбовым, свой колокольчик – «колокольчик парадоксальный». В отличие от голубоватого «колокольчика удивительного», цветок Колаковского – белый. Во время Отечественной войны народа Абхазии, преодолевая многочисленные трудности, несмотря на голод и лишения, он завершил капитальный труд  под названием «Колокольчиковые Кавказа», в который вошли сведения об этих растениях со всего земного шара. Помимо этой монографии, во время войны он продолжает работать над созданием книги «Определитель растений Абхазии», в которую вошли результаты последних исследований учёного, в том числе и научные открытия — он описал ранее неизвестные роды растений. За плодотворную деятельность на поприще науки, педагогики и общественной деятельности, Альфреду Алексеевичу были присвоено звание заслуженного деятеля науки Абхазской АССР, его неугасаемый энтузиазм был отмечен многочисленными медалями, наградами и почётными грамотами, а в1951 г. он стал профессором.

До конца своих дней Колаковский не оставлял научной деятельности, настаивая, что именно горы являются плодотворным местом для активной эволюции растений. В своих суждениях он ссылался на мнение всемирно известных учёных Аксельрода и Чечета, которые нашли в горных местностях остатки флоры возрастом более десятка миллионов лет. Последней работой учёного стала монография, посвящённая как раз этой теме: «Средиземногорная область – арена эволюции умеренной флоры Северного полушария», которую он дописывал в возрасте 91 года.

В память об учёном последователи назвали его именем ряд растений, а к столетию учёного была выпущена почтовая марка. Имя Колаковского не сходит с уст абхазских исследователей, почитающих этого светлого человека, с которым многие из них с удовольствием работали и очень уважали. От Академии наук Грузинской ССР профессор удостоился звания члена-корреспондента, а статуса академика Колаковский так и не дождался. С другой стороны, Альфред Алексеевич не был жадным до чинов и статусов человеком, он был счастлив в своей работе и любимом занятии, приносящие ему радость и уверенность в том, что плоды его труда не будут потеряны.